Меню Закрыть
Главная    1   2   3   4   5   6   7   8

Глава 5

Город встречал участников соревнований: в центре царило оживление. На берегу большого городского пруда, растянувшегося на пару микрорайонов и даже разрезанного почти посередине мостом, уже формировались зоны сервисного парка, стоял подиум, кто-то устанавливал баннеры.

Когда наши герои подтянулись к месту сервисного парка, выяснилось, что площадка совсем небольшая, и будь в заявке пятьдесят экипажей, разместиться им было бы просто негде. Но сейчас к старту готовились тридцать машин: центр площади сервиса занимали нарядные технички богатых команд. Палатки-навесы с расстеленными под ними пологами, флаги спонсоров на высоких штангах, спортивные машины, вывешенные на стойках и резко рычащие на холостых оборотах. Рома смотрел из окна на всё это разнообразие широко раскрытыми глазами. Волга и четвёрка медленно проехали по размеченному проезду и встали на отшибе сервисного парка, едва уместившись на крохотном пятачке. А больше и не надо.

— Серёга, вы выставляйтесь пока, а я сгоняю, узнаю, где тут что и уточню про ознакомление с прудом, — сказал Саныч и исчез.

Хохол уже открыл багажник своего универсала и выгружал на снег боевые колёса в стопку. Ромка возился, доставая тяжеленный домкрат. Николаич открыл капот волги и погрузился в недра моторного отсека, проверяя, ничего ли не изменилось за сто километров пути от Нафталина. Всё было идеально.

В сервисный парк свободно пускали зрителей, несмотря на звонкое прозрачное небо и лёгкий мороз, на берег тянулись вереницы родителей с детьми, молодёжи и, вероятно, студентов, солидные дядьки в тёплых куртках и пальто обходили сервисные участки команд по образованным палатками и техничками коридорам небольшого сервисного городка. Значимо обменивались мнениями. Снимали на телефоны. Курили и сыпали под ноги семечной шелухой.

Громкая музыка ритмично отбивала со стороны фаворитов чемпионата. Там же были и основные группы зрителей — несмотря на то, что до старта оставалось ещё полтора часа, люди тянулись на берег Литературного квартала; за хлебом и зрелищами. Иногда у палаток москвичей появлялся кто-то в куртке фирменного цвета и раздавал зевакам очередную порцию флажков или плакатов-календарей. Пацаны носились воробушками между степенно прогуливающихся взрослых, делясь на бегу, кто где что сумел получить и тут же меняясь друг с другом дублями.

Волга встала на боевые колёса, всё сделали чётко и знакомо. Пришёл Саныч:
— Значица так: мы допущены, всё в порядке, вопросов больше по участию нет, стартовку получил. Пошли, Серёга, на ознакомление: весь пруд огорожен ментами, на лёд приказано никого не выпускать — это хорошо. Ознакомление сейчас идёт, оно пешеходное, машины на лёд не выпускают — это тоже неплохое известие. Есть новость не очень хорошая: очень мало снега, брустверов, считай, нет, облокачиваться не на что. Лёд ровный, толщина избыточная, несколько прямиков, остальное связки. На льду будут только журналисты, старт и финиш у берега.

— С тобой в разведку, наверное, хорошо ходить, — улыбнулся Николаич. — Пошли, ознакомимся. Парни, — он обратился к механикам. — Вы будьте тут, если Ромка хочет пробежаться вокруг, — глаза Романа блеснули неземным огнём, — пусть пробежится. У тебя полчаса в распоряжении. А ты уж присмотри тут за хозяйством, — Хохол уверенно кивнул. Николаич знал, что тут всё под контролем.
— Бери карандаш, пошли.

Они дважды обошли трассу ледового скоростного участка, возвращаясь и жестикулируя, осматривая некоторые повороты с особым пристрастием.

— Так, други мои сердешные: пора ставить машину в закрытый парк. Саныч, иди в четвёрку переодевайся, я вернусь и после тебя переоденусь. Ромка не вернулся ещё?

Ромка ходил по сервисному парку с широко раскрытыми глазами. На каждую машину у великих были предусмотрены по четыре механика, плюс менеджер и главный механик. Напротив каждого колеса вывешенной на стойках мицубиси и субару стоял индивидуальный инструментальный ящик, гайковёрт, в техничках бубнили генераторы, по диагонали висели витые шланги от компрессоров. В техничках блестели жёлтым, зелёным и никелем запасные стойки подвесок с пружинами, в сторонке лежали завёрнутые в целлофан запасные пластиковые бампера. Глаза у пацана разбегались, он впитывал дух сервисного парка как губка. У одной из команд он подсмотрел интересное решение: подкатной домкрат, которым механики поднимали сразу оба передних или задних колеса, имел снизу не колёсики, а был установлен на алюминиевой лыже. Гениально! Чтобы не выдёргивать погрузившийся в снег инструмент, его можно закатывать зимой под машину на лыже! Надо будет предложить в парке сделать такой же. Ромка был счастлив.

Вокруг всё шумело, двигалось, трещало и сверху заливалось мощной музыкой. Зрителей становилось всё больше и больше. Он посмотрел на часы: пора возвращаться. И тут он случайно обернулся в другую сторону от раллийного города и увидел, как из близлежащего кафе вышла группа поддержки одной из команд, среди которых он разглядел спортсменов в ярких комбинезонах и накинутых поверх фирменных, на заказ сшитых куртках с нашивками логотипов спонсоров. Они громко шутили и смеялись, потом гонщики отделились от фанатов и пошли в сторону сервисного парка. Один опирался на плечи второго, причём в этой колоритной связке именно второй выглядел ведущим.

— Сергей Николаевич! — Ромка прибежал возбуждённый. — Там, походу, кто-то из спортсменов за обедом принял хорошо! А волга где?

— Хорош болтать! — жёстко остановил поток впечатлений пилот. — Машина в закрытом парке. Не лезь, куда не надо. У нас все равны, но некоторые ровнее. Надень шапку, сколько раз тебе говорить надо, а?

Сергей быстро переоделся в тесном салоне четвёрки. Ждать открытия соревнования и старта оставалось недолго. Принял за обедом. Это не за обедом, парень; тут всё на полную катушку; это ралли. Это раньше кто-то внимательно следил за распорядком дня на сборах и соревнованиях, вводил табу на выпивку, бросал курить и бегал по утрам. Времена изменились, и сегодня корреспонденты, вовсю стараясь описать ход гонки по фамилиям стартовых и финишных протоколов, даже представить не могли, кто герои их репортажей после того, как снимут гоночные комбинезоны. В подтверждение его мыслей, аккуратно раздвигая толпу, по сервисному парку проплыл огромный хаммер со столичными номерами.
Сергей вышел из машины, сложил гражданское в сумку. Глубоко вдохнул морозный воздух, в носу щекотнуло. Нормально. Полчаса. Здорово. Он пошёл в сторону подиума; рядом была невысокая сцена. Иностранные мелодии сменились чем-то стилизованным народным, на сцену высыпали участницы народного ансамбля танца в кокошниках и шубках.

— Серёжа!
Он обернулся.

— Привет, мой дорогой, — девушка в серой куртке с капюшоном, окружённым лучиками белого меха, подбежала к пилоту. — Приветик, мой дорогой спортсмен.

Она обняла его за шею и быстро-быстро стала целовать его губы, глаза, щёки и нос. Он схватил её в охапку, оторвал от земли и утонул в капюшоне, запахе волос, духах и морозе.

— Я чуть не опоздала! Еле нашла, где машину припарковать! Я в интернете увидела тебя в списке участников, бросила все дела и сюда. Хороший, ты сделал всё, как мечтал?

Он нежно поставил девушку на землю и заглянул в её искрящиеся глаза.

— Это не я, ты не представляешь, сколько народу включилось в эту авантюру! — ему хотелось всё ей рассказать, всем поделиться, но сейчас железный Серёга плыл где-то на предельной глубине в океане её голубых глаз, и мало что могло остановить автономное плавание его подводного ракетного крейсера. Ирине было тридцать пять, она успешно трудилась в одном из офисов то ли транспортной, то ли связной компании; прекрасно водила свою «Мазду», снимала уютную однокомнатную квартиру в центре Екатеринбурга и была бесконечно влюблена в гонщика из областного центра. Они познакомились пару лет назад на трековых гонках, знаменатель обоих оказался идеально общий; с ней Сергей чувствовал себя абсолютно свободно и спокойно.

— Что Саныч, сразу согласился? Он у тебя такой молодец! И молодого своего привёз? Серёжа, ты у меня ещё и учитель? — она смеялась и искрила; датчики заряда внутренней энергии Николаича уверенно пёрли к верхней границе зелёных зон.

— Пойдём, смотри, тут танцы начинаются! — она потащила пилота за собой в центр толпы, они протиснулись почти к самой сцене; он крепко прижал её к себе, она с трудом повернулась к нему лицом, накинула ему на голову капюшон его куртки, и крепко прижалась к нему, подняв лицо. Поцелуй был бесконечным, долгожданным, как глоток свежего воздуха…

— Ты останешься сегодня у меня? — спросила она.
— Солнышко, а на гонку завтра кто вместо меня поедет? У нас закрытый парк сегодня в Нафталине.

Ира скорчила гримаску, поджав губку, но тут же засмеялась, обняла его и прошептала ему на ухо: «Ты у меня самый-самый лучший!»

*
Объявили построение, спортсмены вышли и построились в шеренгу у стартового подиума. Выступал кто-то из администрации города, им пожелали удачи и доложили о значимости этапа чемпионата для города и его жителей, потом кто-то из великих был приглашён для поднятия флага; звучал гимн. У него в голове звучал её голос; она смотрела на него из первого ряда зрителей, улыбалась и махала рукой. Сергей понял, что он полностью готов, заряжен, собран, не осталось никакого волнения, усталости, обид.

— Господа, заводите моторы! — голос ведущего церемонии старта вернул его на землю. Экипажи пошли в сторону закрытого парка, к огороженной ленточкой площадке, где в линию были выстроены спортивные машины участников первого этапа чемпионата огромной страны по ралли. Мицубиси, субару, лады, форды — машины сияли, зрители фотографировали, экипаж под первым стартовым номером ведущий пригласил на стартовый подиум. Публика ликовала. Рыча и отстреливаясь на прогазовке, мицубиси с единицей на бортовых номерах въехала на подиум. «Мастер спорта Александр Клёнов, чемпион страны 2008 года, умело сочетает выступления в классическом ралли с ралли-марафонами; ассистирует ему на нашем ралли…» голос утонул в криках и овациях. «Стартовый номер два, это опытный спортсмен из Санкт-Петербурга, мастер спорта Станислав Жилов. В прошлом сезоне экипаж выступал в одном из прибалтийских чемпионатов, где в трудной международной борьбе занял третье место в полноприводном классе…» Снова овации и крики. «Под третьим стартовым номером на наш подиум поднимается уральский экипаж Николая Старкова, мастера спорта и победителя прошлогоднего федерального чемпионата нашего округа!» Толпа ревела. Наш!..

Сергей и Саныч заняли места в машине. Мотор работал как всегда идеально, подостывшая печка уже тянула тёплым, они замыкали очередь на стартовый подиум. Публика не расходилась; наоборот. От подиума с набережной открывался отличный вид на трассу, и можно было одновременно смотреть на заезды, и на экипаж, стоящий под стартовой аркой. «Номер одиннадцать», — голос ведущего внутри машины был едва слышен. «Экипаж из Егорьевска Максим Алюлин, ассистирует ему штурман из Санкт-Петербурга Алексей Крылов. Обратите внимание: это самый молодой участник нашего соревнования, ему всего семнадцать лет и выступает он по специальному разрешению автомобильной федерации. Максим является чемпионом страны по картингу позапрошлого года, в прошлом сезоне он выиграл раллийную марочную серию за рулём Форд Фиеста, а сегодня он выводит на лёд полноприводную Субару Импреза! Пожелаем молодому экипажу удачи на трассе!» ОООО!!! — эхом прокатилось над толпой, раздались бурные аплодисменты, кто-то приветственно засвистел. Машина рыкнула и аккуратно съехала с подиума в сторону старта первого скоростного участка.

Стоявшая впереди в очереди восьмёрка переместилась к подиуму, затем заехала под арку и получила свою порцию оваций.

— А теперь, друзья, стартовый номер тридцать, экипаж Нафталинского автобусного парка!..

Публика неистово взревела. Волга, единственный заднеприводный автомобиль в спортивном канале, блестящая, знакомая с детства волга бросала вызов новейшим боевым автомобилям. Сергей открыл дверь и приветственно помахал болельщикам; толпа не унималась. А он видел её глаза, вот она, у подиума стоит; и махал он ей одной…

Сергей захлопнул дверь, и всё остальное кроме гонки погасло. Выключилось, исчезла как видение Ира, исчез автобусный парк, ведущий церемонии и розовый холодный закат.

— С богом! — и волга плавно двинулась в сторону судейского экипажа, выпускающего машины на лёд первого допа.

Главная    1   2   3   4   5   6   7   8