Меню Закрыть
Главная    1   2   3   4   5   6   7   8

Глава 4

Работалось удивительно легко. Они быстро проехали дистанцию, проверили старые записи, местами внося правки в описание дороги, по которой завтра предстояло промчаться в боевом режиме.

Философия дорог на карьерных разработках немного отличалась от привычной для дорог общего пользования: широкие, метров по пятнадцать, проезды на полках карьера были рассчитаны на огромные самосвалы, и легковые машины могли тут развить максимальные скорости. Но полка сменялась спуском или подъёмом на следующий ярус, местами дорога имела очень длинный постоянный радиус: дуга могла длиться и 500 метров, и 800 – и закончится крутым обратным поворотом. Поэтому организаторы предусмотрели в этих местах дополнительные зоны безопасности: вместо снежного бруствера на каждом таком опасном повороте чистили ещё метров пятьдесят-сто полки дальше поворота, чтобы в случае ошибки гонщики не ломали машины, а имели лишние метры оттормозиться и вернуться на трассу. Ну, а на узких участках, ограждённых от мелких сосен невысокими сугробами, тут уж как обычно: сам себе барин. В этом году снега было немного; порода смешивалась со снежной крошкой, лёд был лишь местами. Зато температура идеальная: ни слякоти, ни крепких морозов. Хотя камни на полотне, не утрамбованные в снежно-ледяную плиту – это не очень хорошо. Особое внимание колёсам. Это только обыватели считают, что всем известный нафталин – это мазь; на самом деле это камень, причём слоящийся, с острыми гранями пластинок. Покрышки эти камни режут отменно. Это понимали все участники будущей гонки: лотерея в собственном соку. А других не было.

Вернувшись в город, встретились в боксе с механиками: Хохол и Ромка уже упаковали небогатый запас в хохловскую четвёрку; туда же положили все шесть боевых колёс – машина со сложенными сиденьями была загружена до крыши. Канистры, домкрат, масло… Колёса в прошлом году Николаич очень удачно по случаю купил у Новикова по тридцать евро за баллон: московская команда своему топ-пилоту на каждую секцию ставила новый комплект шин, но после боевого пробега в 25 километров то, что у них называлось «старое», у Николаича выхаживало ещё несколько соревнований. О новых шинах по 300 евро за колесо он даже мечтать не пробовал.

— Так, парни, прикинем что у нас получается. Вы, — Николаич обратился к Хохлу и Ромке, — сейчас едете на заправку, заезжаете в магазин — Ромка, вот список. Главное: купишь вот тут по еде, в торговом центре возьми «Крону», воды купите. Да, и пару литров трансмиссионки, на всякий случай, у нас мало. Вот деньги, — он протянул Роме купюру. — Шапку одень, что ты по морозу всё без головы ходишь? Как маленький, честное слово. Саныч, поехали быстро домой, полчаса на сборы, через сорок минут все собираемся здесь — и стартуем в Ёбург. Погнали!

Сергей Николаевич поднялся домой. Жена привычно сидела перед телевизором, дочь в своей комнате плавала в контакте. Николаич разделся, прошёл в кладовку: сумка со всем необходимым для зимнего выезда всегда была готова, как дежурный чемоданчик у военных. Основательно проверил: ключи, документы, деньги. Шлем, перчатки. Всё готово, ещё пять минут есть. Он сел к журнальному столику, на котором красовалась стопка рекламных брошюр и листовок недавно открытого в городе супермаркета. Мысленно он уже мчал по заснеженным дорогам нафталиновых карьеров…

— Ты уже уезжаешь? – оторвалась от просмотра телепрограммы супруга.
— Да, сейчас Саныча заберу, и поедем в Екатеринбург, вечером поздно вернёмся. Завтра на карьере…
— Ты не можешь починить бачок унитаза? Год тебя прошу, вода течёт и мешает телевизор смотреть. Раздражает.
— Починим, всё починим, — устало пообещал он. Ну, действительно, что тебе, сложно что-ли? Там же просто ось заменить у клапана; заедает. Всё, вернусь после гонки и сразу починю; неудобно как-то, сколько она меня просить должна?..

— Пора, — Сергей взял сумки и вынес в прихожую. Жена оторвалась от программы и вышла проводить.

— Дочь твоя ничего делать не хочет, целый день в интернете торчит. Говорю ей: помой посуду. А она мне хамски так отвечает: сама помой, мне некогда, — жена говорила устало, негромко. Сергей получал удары ниже ватерлинии: внешне никак не проявляя, плотно завязывал зимние ботинки. Внутри лезвием звенела тоска.

— Да-да, всё. Пора, — он подошёл вплотную к этой доброй в общем-то женщине: просто жизнь такая. Он обнял ещё за бёдра и притянул к себе.

— Дурак, — она резко отстранилась от него. — Ты выглядишь совершенно глупо.

Он чмокнул её куда-то в щёку. Открылась дверь, и в коридор, шаркая тапками, вышла дочь, на ходу продолжавшая что-то набирать на клавиатуре смартфона.

— Пап, ты уже уходишь, да? Дай пятьсот рублей, мы сегодня в кино хотим сходить.

Николаич достал из кармана несколько купюр: мелочью набиралось четыреста пятьдесят, остальные были бюджетом выезда, выданным главным инженером с утра.

— Спасибо, — бесцветным голосом бормотнула дочь, развернулась и, погружённая в комментарии под фотографиями, уплыла к себе и закрыла дверь.

— Ну, пока, — Сергей взвалил на себя сумки и щёлкнул замком…

*
— Ооо, девчонки, а вот и Николаич собственной персоной! — Саныча было слышно ещё на лестнице, едва Сергей нажал на кнопку звонка. — Давай, заходи, будешь чай-кофе на дорожку? Нет? Танька, а ну быстренько, быстренько, хоп-хоп-хоп! — он шлёпнул пробегавшую мимо дочь по попе.
— Ну, пааап, — смутилась девушка. — Здравствуйте, Сергей Николаевич!
— Привет, Танюшка!
— Таак, девушки, быстренько, быстренько! А то мы с Серёгой уже пару минут опоздания тащим!

Жена Саныча шустрила с дочкой на кухне, Саныч вынес в коридор сумки.

— Готов к подвигам? — спросил Саныч.
— Всегда готов! — настроение быстро улучшалось, начинался драйв. Такой, предгоночный тонус, когда всё делается с первого дубля и сразу правильно.

— Катюша, ну что вы, где вы? — Саныч уже командовал на кухне.
— Ребята, давайте сюда, всё налито! — позвала Катерина. — Вот вам термос с чаем с собой, вот тут бутерброды. — Она поцеловала Саныча в макушку. — Я тебе внутрь шлема варежки тёплые положила, спрячь там в машине, когда поедете — вдруг откапываться будете.
— Но-но! Отставить эти разговоры, ты даже думать о таком не смей! — усмехнулся штурман.

Ехать было уже действительно пора. Быстро допили, заполнили собой весь коридор, толкались, завязывая шнурки.

— А сидеть будем? — воскликнула дочь.
Быстро-быстро расселись кто где смог примоститься, помолчали.
— Всё, пальчики держать, за мужиков болеть! — Саныч шумно поцеловал жену и дочь.— Нас ждут великие дела!

Искря, вывалились на лестницу…

…Всё шло по плану. Ауди оставили рядом с уазиком у проходной. Волга на всесезонке грелась у бокса. Техничка загружена.
— Ну что, парни, — тихо сказал Сергей друзьям. — Давайте сделаем это.
Они расселись по машинам и выехали в сторону федеральной трассы на Екатеринбург.

Главная    1   2   3   4   5   6   7   8