Меню Закрыть
Главная    1   2   3   4   5   6   7   8

Глава 3

— Ну, ты нам устроил, Серёга! – технический комиссар пораньше заехал в автобусный парк ещё раз посмотреть на волгу. Организаторы с самого утра отправлялись в Екатеринбург контролировать подготовку вечернего торжественного старта; в Нафталине оставались только судьи, обеспечивающие ознакомление.

— Андрюха, ну ёлки зелёные! Вы сами придумываете такие правила, что последние волосы из головы выпасть готовы. Ты же как свои пять пальцев знаешь мою ласточку. Ну давай, осматривай – нам на ознакомление надо ехать, сегодня будет сумасшедший день.
— Ласточку твою знаю, но все мы – он подчеркнул интонацией – Должны действовать в строгом соответствии с правилами, иначе это будет анархия!
— Андрюха, хорош митинговать: кроме меня тебя никто не слышит, а на меня эти проповеди не действуют, ты же знаешь. Всё? Порядок?

Техкомиссар, с явным усилием против собственной воли, осмотрел действительно полностью исправный, но с началом года полностью устаревший автомобиль: ремни, сиденья, огнетушители – всё в наличии имелось. Огнетушители были в сроке.

— Серёга, ты же понимаешь всё… Давай-ка, напиши мне сейчас заявление. Я его в Ёбурге сам передам в штаб.
— Что за заявление?
— Ну, что все риски и, в случае чего, не дай бог, конечно, всю ответственность принимаешь на себя.

Сергей Николаевич усмехнулся, взял с полки лист бумаги и ручку. Попробовал на обороте бензинового чека: пишет.

— Как озаглавить сей документ? – процитировал он персонажа из любимого фильма «Место встречи изменить нельзя» и прицелился в район шапки.
— Пиши так: «Руководителю ралли «Горный клен 2012″… от участника ст №30… лицензия водителя… Серёга, ты помнишь номер своей лицензии наизусть?
— Я даже номер значка мастера спорта своего штурмана помню: у него на единицу меньше, чем у меня. Дальше давай!
— Пиши: «Заявление… Прошу допустить меня до участия в ралли «Горный клен 2012» на автомобиле ГАЗ-2410 1985 года выпуска, подготовленного согласно требованиям КИТТ 1998 года в зачет R3. В случае возникновения конфликтных ситуаций с другими участниками данного соревнования, а также с другими участниками дорожного движения в ходе соревнований, всю ответственность за безопасность беру на себя и к Организаторам ралли «Горный клен 2012» обязуюсь претензий не предъявлять». Число сегодняшнее и подпись.

Сергей Николаевич выводил текст аккуратным ровным почерком. Писал он увереннее, чем печатал. Поставив подпись, он протянул листок техкомиссару и под нос себе напел: «Я булки разведу рукаааами…»
— Что говоришь? – переспросил явно расслабившийся чиновник, убирая заявление в папку с документами.
— Всё нормально. Спасибо, Андрей, что с утра заехал ко мне.
— Да без проблем, Серёга; ты же понимаешь: главное – это безопасность!

…Сергей Николаевич сразу после вечерней победы на заседании оргкомитета обзвонил своих друзей, составлявших команду Нафталинского автобусного парка. Саныч, водитель рейсового автобуса, в выходные не работал и согласился ещё до того, как Сергей закончил изложение ситуации. Сколько раз они в одном экипаже выступали в ралли – давно, правда, это было – и штурман понимал друга с полуслова. Помочь с обслуживанием попросили Хохла, сварщика автопарка, балагура и силача; Ромку брали на подхват – парень уже вполне владел вопросами и его можно было попробовать в настоящем деле…

Проводив техкомиссара до ворот – на каждую въезжающую и выезжающую машину требовалось заранее в бюро пропусков оформить бумажку, но охранники с уважением относились к спортсмену, и в его присутствии хватало слова, чтобы запустить машину на территорию. Правда, был там один гнусный тип… но сегодня была не его смена. Начинало светать, в сторону агрегатного цеха серый маз-техничка тяжело протащил на жёсткой сцепке лиаз – вчера на машине что-то полетело в заднем мосту. Николаич махнул рукой водителю. «Так, думаем быстро, запоминаем крепко. Вчера всех обзвонил, техкомиссию прошёл, Хохол подъедет к двенадцати, Ромка с ним, сейчас быстро на ознакомление, потом полчаса на сборы…»

— Сергей Николаевич!
Сергей поменял курс и энергичным шагом направился к окливнувшему его человеку. Рядом с входом шелестел на холостом ходу лендкруизер главного инженера. Иван Александрович, главный инженер автобусного предприятия, всегда подтянутый, решительный, как опытный капитан вёл своё предприятие по волнам нестабильного экономического моря: зарплаты вовремя и неплохие, построили садик, раз в год приобретали несколько новых машин и никакого пьянства в парке. Он уважал людей, а люди его любили. С Сергеем они были ровесниками; главный инженер увлекался лыжами, по выходным со своими гонял на снегоходе, а в пристройке к дому в коттеджном посёлке у Ивана Александровича стояла эмка.

— Сергей, привет. Как там у тебя дела на спортивном фронте?
— Здравствуй, Ваня. Всё нормально вроде…
— Мне доложили, что ты заявился на «Горный клен»?
— Да, просто повезло: еле допустили на моей старушке. Еле упросил.
— Что по плану?
— Сейчас собираемся, мы с Санычем на ознакомление, Хохол с Ромкой инструменты и запчасти погрузят – и днём в Екатеринбург, там сегодня вечером два первых допа на льду…

Иван Александрович внимательно посмотрел в лицо спортсмену:
— Так, Сергей, ну-ка поднимись ко мне.

Мужчины вошли в здание и поднялись на второй этаж. Стены недавно подновили: в пролётах висели цветы в горшках и чёрно-белые фотографии старых советских автобусов в рамках. В приёмной пахло кофе. Они зашли в кабинет.

— Какой расклад у тебя? – спросил Иван Александрович.
— Ну… — Сергей Николаевич неловко помялся: разговоры о деньгах были не самой сильной его стороной. – Стартовый взнос, бензин в волгу и техничку, да перекусить с собой чего-нибудь возьмём. Иван Александрович, мы как-то сами скинемся, может ещё подзайму перед выездом…
— Понятно, — главный инженер подошёл к столу, открыл ящик. – Стартовый с тебя как с олигархов возьмут, бензина тебе нужно литров сто пятьдесят, считаем двести, – он быстро пощёлкал на калькуляторе – Плюс поесть на четверых, плюс пять тысяч НЗ… Итого, — подвёл он итог – тридцать пять тысяч.

Иван Александрович достал из ящика стола несколько купюр, отсчитал нужную сумму и положил перед Сергеем на стол.

— Иван, ты же знаешь, я так не могу.
— Сергей, давай без вот этого всего. Считай это спонсорским взносом; эти деньги ты мне не должен, и отдавать мне потом их не нужно, окей? Просто возьми, поедь и порви их там всех, чтобы знамя нашего парка гордо взвилось над стягами столичных коллективов, — он сам улыбнулся пафосности сказанного.
— Ваня, у меня… да у нас же и наклейки-то на машине нет, что от автопарка… Да и флагов тоже…
— Серёга, знаешь за что я тебя люблю? Потому что ты офигенный. Потому что весь парк потом два месяца будет обсуждать в курилках, что среди лукойлов и газпромов едет наша машина, и не где-нибудь, а на самом чемпионате страны. Давай-давай, у тебя времени не осталось на лирику. Я старшего сына сегодня назначил старшим по интернету, будет мне на телефон сбрасывать результаты — у меня сегодня несколько встреч важных.
— Ваня, я не знаю когда, но я тебе эти деньги потом по-любому верну!
— Отличное решение, то есть я ещё ничем и не рискую, — улыбнулся уголками глаз Иван. – Бюджет забрал! Кру-гом! На ралли шагом-марш!

Они пожали руки, и Сергей почти выбежал на улицу: пружина первого гоночного дня сжалась до звона.

…Саныч припарковался на стоянке для работников парка у проходной, взял с заднего сиденья своего уазика сумку и подошёл к старушке-ауди Николаича. Сергей что-то отмечал в блокноте, в машине было тепло.

— Здорово, гонщик серебряной мечты! – Саныч сел справа и хлопнул по протянутой руке. – Мы что, как на союзе или удовольствие получать?
— Как на союзе, — широко улыбнулся в ответ Николаич. – Удовольствие дома потом после гонки получишь, если вести себя будешь хорошо.

— Итак, что мы имеем на сегодняшний момент? – Саныч деловито разложил на торпедо дорожную книгу, карту ознакомления, маршрутный лист; достал огромный штурманский секундомер. Затем потянулся назад и извлёк из сумки потёртый блокнот:
— Я захватил старую стенограмму: если мне не изменяет память, где-то в этих карьерах мы в своё время кое-кому задницу уже надирали.

«Золотой человек», – подумал Сергей.

— Значица так: четыре скоростных участка, два по два прохождения. Первый стартует отсюда, — он показал пальцем на карте место старта, — дальше вокруг карьера, выходим на полки разработок, тут финиш. Тут перегон, тут старт следующего…

Оценив карту будущего сражения, Саныч подвёл итог:
— Окей, всё прекрасно. Первый – «Кросс», это новый, 14 километров. Его пишем целиком. Второй доп – как его? – «Каменский», сорок километров — это наши старые знакомые «Сказка» и «Лабрадор», только теперь перегон между ними тоже входит в трассу допа. Щас, — Саныч перелистал старую стенограмму. – Ага, вот. Старт чуть дальше сделали, финиш там же. Прекрасно: сейчас едем, проверяем наши старые записи и прописываем старый перегон, у меня его нет. Сверим наши часы, — он сдвинул край рукава, — Половина десятого. Прекрасно. Едем один раз, поэтому очень внимательно. Потом мне на полчаса домой надо – и стартуем в Ёбург. Погнали уже!

Ауди рявкнула и сорвалась с места.

Главная    1   2   3   4   5   6   7   8