Меню Закрыть
Главная    1   2   3   4   5   6   7   8

Глава 1

Хлопнула дверь, полог у ворот бокса зашевелился, и из-под брезента появилось розовое с мороза лицо. «О, Ромка пришёл!» — Сергей Николаевич отложил ключ и, вытирая руки обрывком выданного супругой для технических нужд старого пододеяльника, поднялся навстречу юноше.

В спортивном боксе Нафталинского автобусного парка были рады редким гостям. Раньше да, надо было хранить секреты — пока секреты подготовки гоночных машин для чемпионата СССР делались руками. С годами изобретательность сменилась покупательской способностью; детали к модным раллийным машинам теперь заказывали через интернет, хранить стало нечего. Да и советские спортухи понемногу стали исчезать из стартовых протоколов. А потом и вовсе сошли на нет: прогресс, бизнес, конкуренция.

— Как дела, Роман? — мужчины пожали руки. — Ты сегодня надолго? Поможешь мне пружину подвески поставить? А то упирался-упирался, да несподручно как-то одному. А Саныч сегодня только к полуночи освободится. Да и устанет он после смены; пусть спать лучше идёт…

— Сергей Николаевич, без вопросов! — Ромка скинул пуховик на видавшую виды вешалку, прикрученную к стене между полкой с кубками и большим плакатом с изображением чемпионской «Волги» на фоне залитого туманом поворота; зажжена люстра, из-под задних колёс вылетает гравий, а по низу большими буквами пропущена надпись: «Славянский кубок 1985». На счёт славянского кубка Ромка сказать ничего не мог: он родился через три года после финиша. А вот «Волгу» эту он знал очень хорошо; собственно говоря, как раз ей сейчас и предстояло собирать переднюю подвеску.

Вообще вот есть же везучие пацаны, у кого в городе по соседству живёт легендарный гонщик: городов на Урале и в других регионах пруд пруди, а настоящего чемпиона пойди, поищи. Конечно, «Волга» не «Мицубиси Эволюшен», но думать об этом особого смысла не было: во-первых, в свободную минуту после занятий Рома спешил в спортивный бокс. Николаич разглядел в сметливом пацане гоночную искорку, и как мог, старался помочь парню — но что он мог? Во-вторых, Ромке нравилось проводить вечера в автобусном парке, крутить гайки и приставать к наставнику с многочисленными вопросами. Постепенно вопросы становились всё осознаннее, парень начинал чувствовать усилия затяжки и взаимное положение частей спортивной машины. По воскресеньям Николаич ставил на площадке за боксом проволочные стойки, и Ромка, не на шутку возбуждённый рокотом спортивного двигателя, совершал аккуратные проезды по змейке передним, а вскоре и задним ходом. Шансов оказаться за рулём полноприводного болида среди нынешних звёзд где-то на чемпионате страны по ралли у парня было много меньше нуля. И отлично: тем меньше иллюзий и тем больше надо стараться. Иногда Николаич брал Ромку с собой: они садились в старенькую Ауди и ехали в ближайший пригород. Сергей терпеливо объяснял, что такое стенограмма, показывал значки для записи; иногда парень записывал под диктовку наставника тот или иной участок дороги — а потом учился читать. Это было здорово: сидя на высоком берегу реки, старался точно дозировать реплики, чтобы не напороться на нетерпеливое «с-с-с-с» наставника…

— Ром, перед установкой вот тут снизу пшикни мовильчиком, — попросил Николаич. Парень выбрал на стеллаже баллон с защитным покрытием, нырнул под крыло и несколько раз пшикнул. Вопросов «зачем?» уже не возникало: в гоночной машине всё должно быть проверено и забыто.

Вообще удивительно, как Николаичу удалось в таком виде сохранить свою боевую «Волгу»! Следов нескольких лёгких аварий, произошедших на первенствах Союза, было не найти, у Николаича были золотые руки; на кузове ни точки ржавчины — хоть прямо сейчас в бой. Или уже в музей, что более вероятно… Жена давно спокойно относилась к постоянному пребыванию Сергея в спортивном гараже; она его жалела. А водители небольшого автобусного парка шутили на мойке: «Серёга, ну хватит тебе её уже мыть — дырку протрёшь!» Но завидовали все. Нормальной такой шофёрской завистью.

— Сергей Николаевич, а вот вы представляете себе трассу гонки «Горный клен»?
— Конечно, там пара скоростных участков очень интересных есть.
— На озере в Екатеринбурге? — оживился Ромка.
— Не, это блажь какая-то, почти сто километров в один конец гнать канал ради двух километров по льду городского пруда… Хотя там, в Москве, виднее, конечно; опять же московские бизнесмены приедут гонять, а в Ёбурге народу побольше, чем у нас на карьерах.
— А вы смотреть поедете?
— Не уверен пока; не знаю. Я договорился у одного частника старый впрысковый шестнадцатиклапанный мотор забрать, надо на выходных будет съездить; тут недалеко. Думаю, может потом построить нашей Ласточке новый мотор?..

— Я к чему спросил, — юноша вытер руки. — Я нашёл в интернете подробную карту скоростных участков: будет шесть допов, два на озере и четыре у нас в карьере. Мы на мопедах с пацанами там всё изъездили. Там есть место одно, почти на самом верху — помните, где по краю насыпи идёт длинный такой поворот. С одной стороны там обрыв метров пять, а с другой карьер, сорвёшься — метров сто лететь вниз. И никаких ограждений, хотя на самом повороте и широко. До этого поворота узкая часть между кучами щебня с трамплином, дальше поворот, потом ещё одно сужение, а дальше прямик такой широкий вниз — помните?
— Конечно, помню.
— Мне кажется, что перед этим местом надо сильно сбавить скорость и пройти его очень точно. Если занесёт машину, много времени можно потерять. Или вообще вылететь можно. Туда надо ехать смотреть. Старков, Жилов, Клёнов — ведь все великие приедут!

— Ошибаетесь, молодой человек! — в глазах Сергея Николаевича блеснули искорки. — Как раз в таких местах и выигрываются гонки. На прямых широких участках все едут примерно с одинаковой скоростью, параметры у машин в каждом классе очень схожи. А вот тот, кто будет меньше сбрасывать в сложных местах, тот и сумеет выдержать максимальную среднюю скорость, а значит, и покажет лучшее время на допе.

— Сергей Николаевич, но там по-любому оттормаживаться надо почти до остановки, — Ромка попытался применить сказанное гонщиком к исползанному вдоль и поперёк опасному участку. Не совпадало. — А вот вы бы как поехали это место?

— Я-то? Связку я бы резал, перед трамплином дал бы небольшой занос, чтобы машина в полёте немного довернулась и в длинный поворот приземлилась уже в боковом заносе. А дальше всё зависит от точности: на ровной поверхности, конечно, не удержишься при таком ходе. Надо приземлиться так, чтобы внутренним передним колесом захватиться за внутренний край полотна, но при этом не свалиться в яму внутрь. Очень точно надо всё сделать. И главное — газ не отпускать, тогда получится… — промедлил чуть дольше мига. — Так, давай, бери трубу, я поддомкрачиваю, и тянем. Надо работать…

Главная    1   2   3   4   5   6   7   8